Поиск
Ключевые налоговые споры 2020

Ключевые налоговые споры 2020

Ключевые налоговые споры 2020

Дело № А40-118135/2019 (ООО «Агроаспект»)

Расходы на приобретение долей участия во взаимозависимых компаниях в рамках реструктуризации группы могут быть квалифицированы как скрытое распределение прибыли

Инспекцией была проведена выездная налоговая проверка консолидированной группы налогоплательщиков (КГН) — Х5 Retail Group. Ответственным участником группы с 01.01.2018 являлось ООО «АГРОАСПЕКТ», ранее — АО «ТД «Перекресток».

По результатам проверки налоговый орган пришел к выводу, что в результате совершения серии внутригрупповых сделок (направленных на изменение структуры владения внутри группы) под контролем основных холдинговых компаний группы Х5, были созданы искусственные условия для необоснованного последовательного перечисления денежных средств от источников в РФ в иностранные юрисдикции.

Правовые последствия данного вывода для налогоплательщика – призвание расходов в виде начисленных процентов по заемному обязательству необоснованными, переквалификация основного долга и процентов по заемным обязательствам в дивиденды.

Общая сумма оспариваемых доначислений составила более 1 млрд. рублей.

Суды всех инстанций поддержали позицию налогового органа.

Применив концепцию «преобладания существа над формой», суд пришел к выводу о том, что все сделки, связанные с приобретением АО «ТД «Перекресток» долей участия в уставном капитале компаний группы и последовавшей вслед за этим заменой обязательства по уплате покупной цены на заемное обязательство, совершены с намерением завуалировать истинную налоговую цель — создание на территории РФ «искусственного» долгового обязательства, позволяющего занижать налогооблагаемую прибыль консолидированной группы налогоплательщиков в России и перераспределять средства в интересах материнских холдинговых структур без уплаты соответствующих налогов на территории РФ.

Одним из обстоятельств, которое легло в основу данного вывода суда, стали условия заключенного АО «ТД «Перекресток» договора займа о том, что совокупная сумма выплат в каждый календарный год не должна превышать 20% от годового показателя всего объема прибыли Группы компаний X5 Retail Group N.V. до вычета расходов по выплате процентов, налогов, износа и начисленной амортизации.

Суд признал неубедительными аргументы налогоплательщика о наличии деловой цели в совершении сделок, а также пришел к выводу о несоответствии достигаемых целей (в качестве одной из которых значилось создание консолидированной группы) выбранному способу реструктуризации активов с оформлением спорного налогового обязательства.

Обращает на себя внимание то, что налоговый орган в данном деле не оспаривал факт направленности деятельности налогоплательщика на достижение заявленных им целей. Вместе с тем налоговый орган указал, что, осуществляя свои субъективные права, налогоплательщики «должны избирать такой способ реализации своих прав, при котором не затрагиваются интересы никаких иных субъектов, в том числе государства».

Разрешая вопрос о лицах, имеющих фактическое право на доход, суд отклонил ссылку налогоплательщика на обстоятельства, установленные в деле ООО «Экспресс-Ритейл» (дело № А40-253112/2017), в котором фактическим получателем дохода для группы в целом была признана компания X5 Retail Group N.V. (Голландия), лишив тем самым налогоплательщика возможности применить к переквалифицированным в дивиденды выплатам ставку 5 %, установленную Соглашением между Правительством РФ и Правительством Королевства Нидерландов от 16.12.1996 «Об избежании двойного налогообложения и предотвращении уклонения от налогообложения в отношении налогов на доходы и имущество».

Суд указал, что поскольку все ключевые решения относительно совершения последовательной серии сделок, осуществленных компаниями группы Х5, принималось одним и тем же лицом (либо от имени одного и того же лица) — компанией Perekrestok Holding Limited (Гибралтар) и ее директором Францем Вольфом, именно данная компания является фактическим получателем спорного дохода. К переквалифицированным в дивиденды выплатам налоговым органом была применена установленная ст. 284 НК РФ ставка 15%.

Безусловно, данное решение в полной мере соответствует тенденциям судебной практики в части налогообложения трансграничных операций. В тоже время оно затрагивает ряд новых аспектов квалификации необоснованной налоговой выгоды, в том числе вопрос оценки налоговыми органами и судами используемых налогоплательщиками способов достижения целей предпринимательской деятельности, и соотношения данных способов с интересами государства. 

Дело № А42-7695/2017 (АО «Специальная производственно-техническая база Звездочка»)

Неисполнение обязанности по уплате НДС контрагентом налогоплательщика или (и) поставщиками предыдущих звеньев в той мере, в какой это указывает на отсутствие экономического источника вычета (возмещения) налога, само по себе, в отсутствии доказательств уклонения от налогообложения в результате согласованных с иными лицами действий, не может быть достаточным, чтобы считать применение покупателем налоговых вычетов по НДС неправомерным

Данное дело было рассмотрено Судебной коллегией по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации в мае 2020 г.

Основанием для доначисления НДС, соответствующих сумм пеней и штрафа по эпизоду, обжалуемому организацией в Верховный суд РФ, послужил вывод инспекции о том, что представленные налогоплательщиком документы по взаимоотношениям с одним из спорных поставщиков не подтверждают реальность поставки товаров данным контрагентом.

Суд первой инстанции, поддерживая выводы инспекции и отказывая в удовлетворении требования общества по спорному эпизоду доначислений, исходил из того, что спорный контрагент не имел необходимых условий для достижения результатов экономической деятельности, управленческого и технического персонала, транспортных средств и производственных активов, необходимых для осуществления производства и поставки товаров, среднесписочная численность его работников составляла человек, уплачивал минимальные налоговые платежи по налогу на прибыль организаций и НДС; согласно результатам экспертизы, проведенной в ходе налоговой проверки, счета-фактуры и товарные накладные, составленные данным поставщиком, подписаны не генеральным директором данного контрагента, а иным лицом.

По мнению суда первой инстанции, общество не проявило должной осмотрительности при выборе контрагента, поскольку налогоплательщик не истребовал рекомендацию, подтверждающую деловую репутацию, иные документы и доказательства реальной деятельности контрагента; не убедился в том, что документы подписаны полномочными представителями организации и содержат достоверные сведения, в связи с чем не вправе применять к вычету НДС по отношениям с данным контрагентом.

Суд апелляционной инстанции признал необоснованным вывод суда первой инстанции об отсутствии реального исполнения договора, заключенного со спорным поставщиком. Вместе с тем суд апелляционной инстанции оставил без изменения решение суда первой инстанции в части отказа в удовлетворении требований общества по данному эпизоду доначислений, отметив, что контрагент не отражал спорные операции в налоговой отчетности. Поскольку в бюджете не сформирован источник вычета (возмещения) НДС, заявленного обществом, и отсутствуют доказательства проявления должной осмотрительности при выборе контрагента налогоплательщиком, не обосновавшим критерии выбора поставщика, по мнению апелляционного суда, произведенные инспекцией доначисления, являются правомерными.

Суд округа согласился с выводом суда апелляционной инстанции об отсутствии у общества правовых оснований для применения налоговых вычетов по взаимоотношениям со спорным контрагентом.

Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ, отменяя судебные акты нижестоящих судов в части обжалуемого эпизода и направляя дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции, обратила внимание судов на следующее:

  • Отказ в праве на вычет «входящего» налога обуславливается фактом неисполнения обязанности по уплате НДС контрагентом налогоплательщика или (и) поставщиками предыдущих звеньев в той мере, в какой это указывает на отсутствие экономического источника вычета (возмещения) налога, но один лишь этот факт не может быть достаточным, чтобы считать применение налоговых вычетов покупателем неправомерным. 

Лишение права на вычет НДС налогоплательщика-покупателя, который не преследовал цель уклонения от налогообложения в результате согласованных с иными лицами действий, и действовал в рамках поведения, ожидаемого от разумного участника хозяйственного оборота, по существу означало бы применение меры имущественной ответственности за неуплату налогов, допущенную иными лицами, к налогоплательщику-покупателю, не имевшему возможности предотвратить эти нарушения и (или) избежать наступления их последствий.

  • Апеллируя к положениям пунктов 9 и 10 постановления Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 N 53, ВС РФ пришел к выводу, что к обстоятельствам, подлежащим установлению при оспаривании правомерности применения налоговых вычетов по основаниям, связанным с отсутствием экономического источника для вычета (возмещения) НДС налогоплательщиком-покупателем, помимо данного факта также относятся:  
  1. реальность приобретения товаров (работ, услуг) налогоплательщиком для осуществления своей облагаемой налогом деятельности, и 
  2. преследовал ли налогоплательщик-покупатель цель уклонения от налогообложения в результате согласованных с иными лицами действий, либо в отсутствие такой цели — знал или должен был знать о допущенных этими лицами нарушениях.

ВС РФ указал, что названный подход к разрешению споров, связанных с получением необоснованной налоговой выгоды за счет вычета (возмещения) НДС, ранее также нашел отражение в пункте 31 Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 1 (2017), утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 16.02.2017, постановлениях Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 25.02.2010 № 12670/09, от 30.06.2009 № 2635/09, от 12.02.2008 № 12210/07.

  • Оценка проявления налогоплательщиком должной осмотрительности не сводится к выявлению изъянов в эффективности и рациональности его хозяйственных решений. В тех случаях, когда налоговым органом не ставится вопрос об участии налогоплательщика в уклонении от уплаты НДС в результате согласованных действий с поставщиками (пункт 9 постановления Пленума N 53), но приводятся доводы о том, что налогоплательщик знал или должен был знать об уклонении его поставщика, поставщиков предыдущих звеньев от уплаты НДС (пункт 10 постановления Пленума N 53), судебная практика исходит из стандарта осмотрительного поведения в гражданском (хозяйственном) обороте, ожидаемого от его разумного участника в сравнимых обстоятельствах.

При этом значение имеют не только доказанные налоговым органом обстоятельства, порочащие исполнение поставщиками их налоговых обязанностей, но и то, должны ли данные обстоятельства быть ясны налогоплательщику-покупателю в конкретной ситуации совершения сделки с поставщиком с учетом характера и объемов деятельности покупателя (крупность сделки и регулярность совершения аналогичных сделок), специфики приобретаемых товаров, работ и услуг (наличие специальных требований к исполнителю, в том числе лицензий и допусков выполнению определенных операций), особенностей коммерческих условий сделки (наличие значимого отклонения цены от рыночного уровня, наличие у поставщика предшествующего опыта исполнения аналогичных сделок) и т.п. 

Соответственно, критерии проявления должной осмотрительности не могут быть одинаковыми для случаев ординарного пополнения материально-производственных запасов и в ситуациях, когда налогоплательщиком приобретается дорогостоящий актив, либо привлекается подрядчик для выполнения существенного объема работ.

  • Распределение бремени доказывания указанных выше обстоятельств между налоговым органом и налогоплательщиком также не является одинаковым.

Если налоговый орган установит, что экономический источник вычета (возмещения) НДС не создан, а поставщик (исполнитель) в период взаимодействия с налогоплательщиком-покупателем не имел экономических ресурсов (материальных, финансовых, трудовых и т.п.), необходимых для исполнения заключенного с покупателем договора, в связи с чем сделка в действительности исполнена иными лицами, которым обязательство по ее исполнению поставщик не мог передать в силу своей номинальности, данные обстоятельства могут указывать на то, что налогоплательщик не проявил должной осмотрительности при выборе контрагента, пока иное не будет доказано налогоплательщиком.

Напротив, вступление в отношения с хозяйствующим субъектом, обладающим экономическими ресурсами, достаточными для исполнения сделки самостоятельно либо с привлечением третьих лиц, представление таким субъектом бухгалтерской и налоговой отчетности, отражающей наличие указанных ресурсов, дает разумно действующему налогоплательщику-покупателю основания ожидать, что сделка этим контрагентом будет исполнена надлежащим образом, а налоги при ее совершении — уплачены в бюджет. В подобной ситуации предполагается, что выбор контрагента отвечал условиям делового оборота, пока иное не будет доказано налоговым органом.

  • При доказанности реальности исполнения договора и отсутствии оснований для вывода о неуплате НДС на предыдущих стадиях товародвижения (о чем знал или должен был знать налогоплательщик) само по себе наличие сомнений в подписании первоначально выставленных счетов-фактур уполномоченными лицами также не имеет правового значения для разрешения спора.

Как видим Верховный суд РФ очень подробно и детально изложил свою позицию, актуализировав основные принципы оценки необоснованной налоговой выгоды и должной осмотрительности.

С учетом указанной позиции Верховного суда РФ при повторном рассмотрении дела в суде первой инстанции требования общества были удовлетворены в полном объеме.

Дело № А27-17275/2019 (ООО «Кузбассконсервмолоко»)

Статья 54.1 Налогового кодекса РФ не освобождает налоговые органы от обязанности проверить осуществлялись ли в действительности какие-либо хозяйственные операции под прикрытием формального документооборота, выявить их действительный экономический смысл и определить действительный размер соответствующих налоговых обязательств

Установив в рамках налоговой проверки, что приобретение сырого молока осуществлялось Обществом непосредственно у сельхозпроизводителей (не являющихся плательщиками НДС), налоговый орган пришел к выводу об отсутствии реальных хозяйственных отношений между Обществом и спорными контрагентами, в связи с чем Обществу было отказано в предоставлении вычетов по НДС и учете расходов при исчислении налога на прибыль, исходя из установленных в соответствии с п. 2 ст. 54.1 НК РФ обстоятельств. 

Суд первой инстанции, руководствуясь Постановлением Конституционного Суда РФ от 20.02.2001 № 3-П, Определениями Конституционного Суда РФ от 25.07.2001 № 138-О и от 04.07.2017 № 1440-О, Постановлением № 53, пунктом 31 Обзора судебной практики Верховного Суда РФ от 16.02.2017 № 1, отменил решение налогового органа в части доначисления налога прибыль, поскольку пришел к выводу о необходимости определения инспекцией в рамках выездной налоговой проверки действительного размера налоговых обязательств заявителя, указав, что отказ в учете экономически обоснованных расходов по формальному признаку влечет искажение реального размера налоговых обязательств в соответствии с действительным экономическим смыслом осуществленных налогоплательщиком хозяйственных операций.

Апелляционная инстанция, отменяя решение суда первой инстанции и отказывая в удовлетворении требования Общества в полном объеме, исходила из того, что установленные в ходе налоговой проверки обстоятельства совершения Обществом хозяйственных операций свидетельствуют о недобросовестном поведении налогоплательщика, совершении им действий, направленных на неполную уплату налогов путем включения в «цепочку» поставки молока от сельхозпроизводителей подконтрольных организаций (контрагентов), создании фиктивного документооборота с целью добавления к цене товара добавленной стоимости (наценки) и возможности применения вычета «входного» НДС, уменьшения налоговой базы и суммы подлежащих к уплате налогов в бюджет посредством замены лиц, фактически поставляющих заявителю сырое молоко, на «проблемных» контрагентов, которые в действительности не совершали хозяйственных операций по отгрузке, поставке, перевозке, передаче молока; в связи с чем суд апелляционной инстанции поддержал доводы инспекции о несоблюдении Обществом условий, установленных пунктом 2 ст. 54.1 НК РФ, и правомерности доначисления налога на прибыль (соответствующих сумм пеней и штрафа).

Кассационная инстанция, отменяя постановление апелляции и признавая законность позиции суда первой инстанции, отметила следующее:

  • из толкования статьи 54.1 НК РФ следует, что при формальном документообороте с заявленным контрагентом, но при фактическом исполнении обязательства третьим лицом при несоблюдении условий п. 2 ст. 54.1 НК РФ, установлен запрет на получение необоснованной налоговой выгоды налогоплательщиком именно по недостоверным (формальным) документам, что не освобождает налоговые органы от обязанности проверить осуществлялись ли в действительности какие-либо хозяйственные операции под прикрытием формального документооборота, выявить их действительный экономический смысл и определить действительный размер соответствующих налоговых обязательств;
  • позиция инспекции приводит к тому, что налогоплательщик, не представивший налоговому органу на проверку никаких документов по совершенным сделкам, будет вправе рассчитывать на применение расчетного метода, то есть будет поставлен в лучшее положение по сравнению с налогоплательщиком, представившим документы, не соответствующие в полном объеме требованиям ст. 54.1 НК РФ, что не отвечает принципам справедливости и правовой определенности;
  • введение ст. 54.1 НК РФ не сопровождалось изменением принципов правового регулирования в сфере налогообложения, введением дополнительных составов налоговых правонарушений и санкций, сужением полномочий налоговых органов;
  • выявление искажений в сведениях о фактах хозяйственной деятельности предполагает доначисление суммы налога, подлежащей уплате в бюджет, таким образом, как если бы налогоплательщик не злоупотреблял правом. В рассматриваемом случае, — как если бы договоры были напрямую заключены с сельхозпроизводителями.

Данное дело имеет важное значение для налогоплательщиков, поскольку дает надежду на возможность применения «налоговой реконструкции» в рамках ст. 54.1 НК РФ в ситуациях, когда реальность поставок и осуществление расходов налоговыми органами не оспариваются, в ходе проверки определены реальные поставщики. 

Дело № А40-86746/2019 (ООО «Производственная компания «Борец») 

Начисление пени за период организационного оформления решения о зачете должностными лицами налогового органа в ситуации, когда переплата является подтвержденной (завершена налоговая проверка или истек срок ее проведения), и налогоплательщиком заблаговременно (до наступления срока уплаты налога) представлено заявление о зачете, неправомерно

26.07.2018 Обществом была подана уточненная налоговая декларация по налогу на прибыль организаций за 6 месяцев 2018 года, в которой заявлена сумма налога к уменьшению в размере более 300 млн. рублей.

23.08.2018 Обществом также было подано заявление о зачете суммы налога на прибыль организаций, излишне уплаченного в бюджет (в части, зачисляемой в бюджеты РФ) в счет предстоящих платежей по НДС в сумме 150 млн. рублей.

Кроме того, 24.10.2018 Обществом в инспекцию была представлена налоговая декларация по НДС за 3 квартал 2018 года с суммой налога к уплате в размере 89 198 746 рублей.

По окончании камеральной налоговой проверки по налогу на прибыль организаций за 6 месяцев 2018 года сумма переплаты налога подтверждена. 

29.10.2018 Инспекция приняла решение о зачете переплаты по налогу на прибыль организаций в сумме 150 000 000 рублей в счет текущих платежей по НДС.

Поскольку начисленный по налоговой декларации по НДС за 3 квартал 2018 года налог в сумме 89 198 746 рублей не был уплачен в установленный срок (до 25.10.2018), зачет подтвержденной переплаты по налогу на прибыль организаций в счет текущих платежей по НДС состоялся 29.10.2018, инспекцией начислены пени за несвоевременную уплату НДС. В адрес Общества было выставлено требование об уплате пени.

Вышестоящим налоговым жалобу налогоплательщика на действия инспекции по начислению пени и выставленное требование оставлена без удовлетворения.

Общество за защитой своих прав обратилось в арбитражный суд, однако суды трех инстанций встали на сторону налогового органа.

Суды трех инстанций, признавая законными действия инспекции и отказывая в удовлетворении требований общества, руководствовались положениями статей 44, 75, 78, 88 НК РФ и исходили из того, что инспекция правомерно начислила пени по НДС за период, когда установленный законодательством срок на уплату налога истек, но решение о зачете переплаты, образовавшейся по другому налогу, еще не было принято.

Отменяя судебные акты нижестоящих судов и удовлетворяя жалобу налогоплательщика, Верховный Суд РФ исходил из следующего.

К числу юридически значимых обстоятельств, имеющих значение для оценки правомерности начисления пени, относится не только момент фактического поступления суммы налога в бюджет, но также своевременность действий налогоплательщика, от совершения которых зависело исполнение его налоговой обязанности, имело ли место незаконное пользование налогоплательщиком средствами казны.

В настоящем деле переплата образовалась по налогу на прибыль организаций, зачисленному в бюджет субъекта РФ, в то время как налоговая обязанность возникла по НДС, подлежащему уплате в федеральный бюджет. При названных обстоятельствах от налогоплательщика согласно пункту 1 статьи 45, пункту 1 статьи 78 НК РФ требовалось совершение действий, направленных на самостоятельную уплату налога, в частности, представление в налоговый орган заявления о зачете переплаты в счет исполнения предстоящей обязанности по уплате иного налога.

Обращаясь с заявлением о зачете, налогоплательщик выбирает наиболее удобный способ уплаты налога, обеспечивающий удовлетворение как публичных, так и частных интересов. К сфере ответственности налогоплательщика при этом относится заблаговременное представление налоговой декларации (по результатам проверки которой может быть подтверждено наличие переплаты) и заявления о зачете сумм излишне уплаченного налога.

Основываясь на положениях статьи 6.1, пунктов 4 и 8.1 статьи 78 НК РФ, налоговый орган вправе отложить принятие решения о зачете подтвержденной по результатам налоговой проверки суммы переплаты в счет текущих платежей по другим налогам на срок до десяти рабочих дней, то есть вплоть до двух календарных недель.

Выбор конкретного момента совершения зачета подтвержденной переплаты в пределах вышеназванного организационного срока, способного составить до двух календарных недель, таким образом, зависит от усмотрения должностных лиц налогового органа и является преимущественно вопросом налогового администрирования, находящимся вне контроля налогоплательщика.

Следовательно, начисление пени за период организационного оформления решения о зачете должностными лицами налогового органа в ситуации, когда переплата является подтвержденной (завершена налоговая проверка или истек срок ее проведения), и налогоплательщиком заблаговременно (до наступления срока уплаты налога) представлено заявление о зачете, означало бы применение меры государственного принуждения к лицу, совершившему необходимые действия для исполнения своей налоговой обязанности, и при отсутствии с его стороны незаконного пользования средствами казны, что противоречит правовой режиму пени, установленному главой 11 НК РФ.

Иной подход к толкованию положений НК РФ, занятый налоговым органом в настоящем деле и поддержанный судами, по существу означает, что пени приобретают характер санкции, применяемой за выбор определенного способа исполнения налоговой обязанности. При этом основания ответственности налогоплательщика начинают определяться, прежде всего, усмотрением должностных лиц налоговых органов в выборе конкретной даты вынесения решения о зачете в пределах установленного законодательством значительного срока, составляющего до двух календарных недель.

Дело № А60-29234/2019 (ООО «Мега-Инвест»)

Применение правил тонкой капитализации к займам между российскими компаниями только на основании наличия в корпоративной структуре займодавца и заемщика иностранной компании некорректно и требует также установления фактов, свидетельствующих об уклонении налогоплательщика от уплаты налогов, наличия потерь бюджета из-за избрания налогоплательщиком такого способа получения финансирования как получение средств по договорам займа.

Между Обществом и российской «сестринской» компанией были заключены договоры займа на общую сумму 6 млрд. руб. Начисленные по данным договорам проценты в общем размере более 500 млн.  руб. были учтены Обществом в полном объеме в составе внереализационных расходов при исчислении налога на прибыль организаций за 2014 – 2016 годы.

В ходе проверки налоговыми органами было установлено, что Общество и компания – заимодавец имеют общего участника – российскую холдинговую компанию, капиталом которой на 99,76 % владеет иностранная компания – резидент Кипра. При этом конечными бенефициарами структуры являлись два физических лица – резидента РФ.    

Поскольку иностранная компания косвенно владеет более 20 % долей в уставном капитале налогоплательщика, и займы были предоставлены налогоплательщику российской организацией, являющейся взаимозависимым лицом данной иностранной компании, инспекция пришла к выводу о наличии оснований для применения правил «тонкой капитализации» (пункт 2 ст. 269 Налогового кодекса РФ), в связи с чем исключила начисленные по спорным займам проценты из состава расходов налогоплательщика, учитываемых для целей налогообложения, что повлекло начисление недоимки, пени и штрафа.

Суды трех инстанций заняли позицию налогового органа. При этом суды отклонили доводы Общества об отсутствии оснований для применения в данном случае пункта 2 статьи 269 Налогового кодекса РФ, согласившись с позицией инспекции о том, что в рассматриваемой ситуации в результате включения процентов по займам в расходы по налогу на прибыль организаций имела место недопустимая минимизация налогообложения.

Верховный суд РФ, отменяя судебные акты нижестоящих судов и направляя дело на новое рассмотрение, указал следующее: 

  • природа пункта 2 статьи 269 Налогового кодекса РФ, как нормы, направленной на противодействие злоупотреблению правом, предполагает необходимость достоверного (содержательного) установления фактов хозяйственной деятельности, которые образуют основания для отнесения задолженности налогоплательщика по долговым обязательствам к контролируемой задолженности перед соответствующим иностранным лицом. Иной подход к толкованию и применению указанной нормы не отвечал бы таким основным началам законодательства о налогах и сборах, как равенство и экономическая обоснованность налогообложения (пункты 1 и 3 статьи 3 Налогового кодекса РФ), поскольку может приводить к невозможности учета экономически оправданных расходов (процентов по долговым обязательствам) российскими организациями в связи с самим фактом наличия иностранного элемента в корпоративной структуре налогоплательщика, а не наличием вышеназванных рисков злоупотребления правом и наступления потерь бюджета;
  • при установлении оснований для ограничения вычета спорных сумм процентов налоговый орган и суды исходили только из наличия в корпоративной структуре займодавца и заемщика – налогоплательщика иностранной компании, зарегистрированной в Республике Кипр. При этом не были учтены доводы налогоплательщика, которые имели значение для правильного разрешения дела:
  • об отсутствии возможности возникновения злоупотребления правом в данной конкретной ситуации, поскольку с точки зрения действительного содержания сложившихся отношений в рассматриваемом случае имеет место лишь возникновение долговых обязательств между двумя российскими организациями;
  • об отсутствии прямых инвестиций в деятельность российских организаций (общества -займодавца и налогоплательщика) со стороны иностранной организации, которая не представляла им займы, не являлась получателем займов (процентов);
  • финансирование было предоставлено налогоплательщику из свободных средств российской «сестринской» компании, использование которых позволило сократить расходы группы компаний (Торговая сеть «Монетка») на привлечение кредитных средств для налогоплательщика;
  • об отсутствии у иностранной компании возможности влиять на деятельность займодавца и налогоплательщика, в том числе, на заключение договоров займа между этими российскими организациями, поскольку она имеет номинальный статус, не обладая возможностью самостоятельно пользоваться и (или) распоряжаться соответствующими доходами, в том числе от операций по предоставлению займов. В подтверждение названного довода Обществом были предоставлены доказательства того, что фактическим правом на доходы иностранной компании в действительности обладают физические лица, признаваемые налоговыми резидентами РФ, в том числе, уведомление, представленное этими лицами 20.03.2018 в налоговый орган в соответствии с пунктом 1 части 4 статьи 7 Налогового кодекса  РФ, а также представленные 05.04.2017 в налоговый орган сообщения российской холдинговой компании (участника налогоплательщика и займодавца)  о выплате доходов иностранной компании, не имеющей право на доход. 
  • исходя из правовой позиции, выраженной в пункте 3 постановления Пленума № 53, в отсутствие оснований для применения пункта 2 статьи 269 Налогового кодекса РФ не исключается возможность оспаривания налоговыми органами обоснованности налоговый выгоды, полученной в результате уменьшения налоговой базы на проценты, начисленные по долговым обязательствам между российскими организациями, если совокупность представленных доказательств позволяет утверждать об учете налогоплательщиком операций не в соответствии с их действительным экономическим смыслом, отсутствии экономических или иных причин (целей делового характера) в привлечении долгового финансирования вместо корпоративного (увеличения уставного капитала или внесения вкладов в имущество), о наступлении соответствующих потерь бюджета. 
  • оценке также подлежат обстоятельства, связанные с возможностью возникновения потерь бюджета из-за избрания налогоплательщиком такого способа получения финансирования как получение средств по договорам займа.

Безусловно точка в этом деле еще не поставлена, но тот факт, что Верховный Суд РФ отказался от формального подхода в применении правил тонкой капитализации, имеет для налогоплательщиков и последующей судебной практики большое значение.

Наши специалисты имеют успешный опыт разрешения налоговых сопоров в досудебном и судебном порядке. Если у вас возникли вопросы или вам нужна помощь в налоговом споре вы можете написать нам или связаться с нашими специалистами по телефону. 

Остались вопросы?
Пишите на info@bsh-cons.ru
  • 27.01.2021Обзоры Ключевые налоговые споры 2020 27.01.2021

  • 15.01.2021Обзоры Позиция Конституционного суда РФ по вопросам налогообложения 2020 15.01.2021

  • 10.08.2020Обзоры ФНС России систематизировала критерии оценки затрат на внутригрупповые услуги 10.08.2020

  • 30.06.2020Обзоры Помощь поневоле: в России может появиться новый сбор 30.06.2020

  • 30.06.2020Обзоры Режим для самозанятых пришел во все регионы РФ 30.06.2020

  • 07.06.2020Обзоры БАНКРОТСТВО В УСЛОВИЯХ COVID-19 07.06.2020

  • 01.06.2020Обзоры Диагноз бизнеса: COVID-19(2) 01.06.2020

  • 22.04.2020Обзоры 21 апреля 2020 г. Верховным Судом РФ утвержден первый Обзор по отдельным вопросам судебной практики, связанным с применением законодательства и мер по противодействию распространению на территории РФ COVID-19 22.04.2020

  • 22.04.2020Обзоры Диагноз бизнеса: COVID-19 22.04.2020

  • 15.04.2020Обзоры ФНС России разъяснила порядок проведения налогового контроля в дни, объявленные нерабочими в соответствии с указами Президента РФ 15.04.2020

  • 02.04.2021Дайджесты Налоговый вестник Выпуск №03 02.04.2021

  • 02.03.2021Дайджесты Налоговый вестник Выпуск №02 02.03.2021

  • 29.01.2021Дайджесты Налоговый вестник Выпуск №01 29.01.2021

  • 30.12.2020Дайджесты Налоговый вестник Выпуск №12 30.12.2020

  • 04.12.2020Дайджесты Налоговый вестник Выпуск №11 04.12.2020

  • 02.10.2020Дайджесты Налоговый вестник Выпуск №10 02.10.2020

  • 07.08.2020Дайджесты Налоговый вестник Выпуск №8 07.08.2020

  • 31.07.2020Дайджесты Налоговый вестник Выпуск №7 31.07.2020

  • 03.07.2020Дайджесты Налоговый вестник Выпуск №6 03.07.2020

  • 30.05.2020Дайджесты Налоговый вестник Выпуск №5 30.05.2020

Добавить комментарий

Перейти в раздел >
Закрыть меню